«Хоть волком вой»: новосибирские погорельцы попали под каток бюрократии

19.11.2019 13:46

фото из группы «Инцидент Новосибирск» в соцсети «ВКонтакте», героев публикации

После субботнего пожара на улице Пархоменко в Новосибирске четырёхмесячная внучка Снежанны Шведовой попала в больницу, зять женщины до сих пор находится в реанимации в состоянии искусственной комы. Впридачу к этому – вставшие в полный рост проблемы с жильём: на 15 квадратов в коммуналке к Снежанне Геннадьевне перебралась дочь ещё с двумя детьми – многодетной маме просто некуда больше идти.

«Хоть волком вой, – признаётся женщина. – Помощи от чиновников – не ощущаем. Пинают дочку из одного кабинета в другой, заставляют справки нести, доказывать что-то. А как доказывать – непонятно, все документы сгорели». Родственница погорельцев называет происходящее «невероятным дурдомом» и хочет записывать видеообращение к президенту Владимиру Путину.

«Сначала думала, что страшнее пожара ничего не придумаешь. Когда приехала на пепелище к дочери и внукам, просто обомлела – всё сгорело. Дети – у Юли моей трое маленьких девчонок – не пострадали. Но зять сильно обгорел, попал в реанимацию. Смотрела на всё это и думала: господи, за что?» – рассказывает Снежанна Шведова, родственница семьи Кушнаренко, дом которых сгорел в минувшую субботу, 16 ноября.

Сегодня женщина признаётся: события субботы были только репетицией перед настоящими сложностями.

Как рассказывает мать погорелицы, после пожара дочь с тремя детьми приехала к ней в коммуналку, на 15 квадратных метров.

«Вместе с ними племянник вернулся, который до пожара жил там же, в доме. То есть это уже пять человек. И не забываем про меня саму и мою вторую дочь – она инвалид-диабетик. Итого – семь человек», – говорит женщина.

В таких условиях стоять тесно, не то что жить. Усугубляет ситуацию то, что после случившегося в маленькую комнатушку в коммуналке со всего Новосибирска стали везти мешки с одеждой, вещами и игрушками для детей.

«Я безумного благодарна всем отзывчивым людям, но мы теперь спим на пакетах с подарками. Про то, чтобы разобрать это, не идёт и речи – просто негде», – добавляет Снежанна Шведова.

В субботу и воскресенье женщины ждали звонка из администрации Ленинского района.

«Думали, чиновники наши спать не лягут, пока не решат вопрос с проживанием многодетной матери. Но не тут-то было», – говорит бабушка трёх внучек.

По её словам, вопрос с жильём не решился ни в выходные, ни в понедельник.

«Представьте наш шок: местный депутат пообещал, что в качестве помощи готов на два месяца снять квартиру для многодетной семьи. А потом выясняется, что он не просто пообещал, но уже и передал ключи от квартиры какой-то женщине. Но не Юлии моей, а соседке нашей, которая жила за стенкой. Да, её часть дома тоже пострадала в пожаре. Но она, простите, с одним ребёнком, и, насколько я знаю, не особо нуждается в помощи. Просто взяла и опередила людей, которые реально оказались в беде», – рассказывает женщина.

Снежанна Шведова считает, что в администрации Ленинского районе дочери не смогли помочь с жильём из-за отсутствия прописки в сгоревшем доме.

«Там были прописаны только зять и младшая внучка, а Юлия с двумя детьми – временно прописана у меня в коммуналке. Вот и забуксовали из-за формальностей», – говорит собеседница. В качестве «крайнего варианта» семья рассматривает предложение заселиться в комнаты «маневрового фонда» в общежитии на Зорге. Главный минус этого жилья – комнаты расположены на разных этажах.

«Не знаю даже, как это будет: видимо, дочь с мужем и малышкой – на одном этаже, а ещё две дочки – на другом этаже. Мы не отказываемся, конечно, но с трудом представляем, как жить в таких условиях», – сетует Снежанна Шведова.

Между тем, битва за «квадраты» – только одна, причём не самая главная «сюжетная линия» этой пожарной истории.

30-летняя многодетная мама вынуждена обивать пороги чиновников в то время как её 4-месячную дочь положили в больницу, а муж остаётся в коме в ожоговом отделении.

«То, как госпитализировали младшую внучку, – отдельная история. После того, как у ребёнка появились симптомы отравления угарным газом, её приняли на лечение, но "с боем". А всё потому, что не было свидетельства о рождении, сгорело оно. Муж Юлин, Александр, тоже в критическом состоянии – молимся, чтобы выжил», – говорит женщина.

В администрации Ленинского района Новосибирска редакции Сиб.фм не смогли предоставить информацию о том, какая помощь будет оказана семье погорельцев Кушнаренко, предложив направить официальный запрос в мэрию. Оттуда ответ тоже пока не поступил.

«Я не думаю, что чиновники наши ничего не делают и не занимаются нашей проблемой вообще. Но если они, не дай бог, как Юля моя, поспали бы пару ночей на пакетах, то, может, начали бы быстрее решать вопросы. Есть ещё один вариант – к Путину обращаться. После этого все быстро бегать начинают. Но я пока надеюсь, что человечность всё-таки победит бюрократию. Без щелчка сверху», – подытожила родственница погорельцев.

Напомним, 18 ноября Сиб.фм рассказывал о трагедии в семье Кушнаренко, дом и автомобили которых сгорели утром в субботу.

Ваш комментарий

Новости партнеров

Загрузка...